12.05.20 - Центральная библиотечная система ГО ЗАТО г. Фокино

Муниципальное казенное учреждение Централизованная библиотечная система ГО ЗАТО г. Фокино
Приморский край, г. Фокино, ул. Постникова, д.19 тел: 8 (42339)-24-364 email: cbs_fokino@mail.ru
Муниципальное казенное учреждение Централизованная библиотечная система ГО ЗАТО г. Фокино
Муниципальное казенное учреждение Централизованная библиотечная система ГО ЗАТО г. Фокино
Приморский край, г. Фокино, ул. Постникова, д.19 тел: 8 (42339)-24-364 email: cbs_fokino@mail.ru
тел: 8 (42339)-24-364 email: cbs_fokino@mail.ru
Перейти к контенту
Страницы нашей истории
Лазо, Луцкий, Сибирцев – к 100-летию со дня гибели

Поколению, выросшему в Советском Союзе, хорошо известны фамилии этих пламенных революционеров, борцов за установление Советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке. Их жизнь трагически оборвалась в 1920 году. Арестованные японским командованием, после многочисленных допросов и пыток, они были сожжены в топке паровоза. Луцкому Алексею было 37 лет, Сергею Лазо и Всеволоду Сибирцеву – по 26 лет.
Проходят дни, месяцы, годы, и Гражданская война становится уже далекой историей. Особенностью Гражданской войны на Дальнем Востоке было присутствие помимо красных и белых многочисленных интервентов – японцев, американцев, французов, англичан, чехов, китайцев… Наибольшую силу представляли японские войска. По сей день этот период в истории таит в себе малоисследованные страницы. Порой имеют место противоречащие друг другу публикации.
Попытаемся разобраться в событиях 1920 года, которые закончились гибелью Лазо, Луцкого и Сибирцева.
 
В первой половине 1919 года на территории Дальнего Востока регулярных красноармейских соединений практически не наблюдалось. Большевики ушли в подполье, перешли к тактике партизанских действий. В мае 1919 года Сергея Лазо с группой товарищей направили в партизанские районы Приморья. Чуть позднее он был избран командующим партизанскими отрядами края.
В декабре 1919 г. Лазо направлен во Владивосток. Когда в начале 1920 года появилась информация о том, что правительство Колчака в Сибири пало, большевики во Владивостоке начали готовить мятеж.
Власть в городе находилась в руках генерал-лейтенанта С. Н. Розанова, подчиняющегося Колчаку. В начале января 1920 года на подпольной городской конференции большевики приняли решение провести восстание против Розанова под лозунгом перехода всей власти к Советам. При этом Владивосток тогда был наполнен японскими войсками.
Владивостокские большевики решили, что введение Советской власти в Приморье замедлит эвакуацию интервентов и может привести к японскому выступлению против восставших, поэтому во избежание конфликта с интервентами было решено после свержения Розанова передать власть земской управе.
26 января был создан Объединенный оперативный революционный штаб, в который вошли представители военно-революционных организаций. Руководящая роль в нём оставалась за большевиками. Восстание было назначено областным комитетом партии на 31 января.
31 января в 3 часа началось восстание во Владивостоке, и к 12 часам дня город был в руках восставших. Интервенты, связанные вынужденным нейтралитетом, боясь открыто выступить на стороне белогвардейцев, всё же тайно помогли Розанову бежать и укрыться в Японии.
После победы восстания власть была передана Приморской областной земской управе, куда наряду с эсерами и меньшевиками входили и большевики. Руководство армией осталось за коммунистами. Лазо возглавил Военный совет в новом правительстве.
При этом долгое время интервенты, которых в городе насчитывалось более 20 тысяч, оставались безучастными наблюдателями. Красных же в городе было не больше нескольких тысяч. Лазо объявил в городе советскую власть. В своем последнем выступлении 3 апреля 1920 года Лазо говорил: «В борьбе за восстановление Советов во Владивостоке и во всем крае пролито много крови, и еще будет пролита кровь, но рано или поздно Советская власть восторжествует здесь». Его слова оказались пророческими…
Японцы некоторое время никак не реагировали на происходящее. Но после инцидента в Николаевске (с 1926 г. – город Николаевск-на-Амуре) – японский гарнизон в городе, а также мирные японские жители и «контрреволюционные» элементы среди российских граждан были уничтожены отрядами красных анархистов под командованием Якова Тряпицина и Нины Лебедевой, а сам город был почти полностью сожжен – японские военные начали действовать. По оценкам находившегося в городе китайского населения и иностранных граждан в городе было уничтожено около 4 тысяч человек. Николаевский инцидент стал спусковым крючком для японских военных интервентов, которые оперативно отреагировали на эти события и начали полномасштабную борьбу с красным партизанским движением на Дальнем Востоке. В ночь с 4 на 5 апреля Лазо со своими соратниками А. Луцким и В. Сибирцевым были арестованы во Владивостоке.
Из японского штаба Лазо, Сибирцева и Луцкого перевели в японскую контрразведку, откуда в середине апреля, ночью, они были направлены в одну из жандармских частей на Первой Речке, где их пытали.
В конце мая 1920 года японская контрразведка отправила Лазо, Луцкого и Сибирцева в теплушке воинского поезда на станцию Муравьев-Амурский (ныне станция Лазо) и передала их в руки банды казаков-белогвардейцев Бочкарёва, орудовавшей по всей линии от станции Иман до Владивостока (по договору с японским командованием революционные части были отведены за тридцатый километр от линии железной дороги).
Согласно распространённой версии, после пыток Сергея Лазо сожгли в паровозной топке живьём, а Луцкого и Сибирцева сначала застрелили, а затем — сожгли в мешках.
Однако о смерти Лазо и его товарищей уже в апреле 1920 года сообщила японская газета «Джапан Кроникл» — по версии газеты, он был расстрелян во Владивостоке, а труп сожжён. Несколько месяцев спустя появились утверждения со ссылкой на безымянного машиниста, видевшего, как на станции Уссури японцы передали казакам из отряда Бочкарёва три мешка, в которых были три человека. Казаки попытались затолкать их в топку паровоза, но они сопротивлялись, тогда их расстреляли и мёртвыми засунули в топку.

«Только год спустя, по свидетельским показаниям и косвенным документам, подтверждающим эти показания, удалось установить, что незабываемый героический друг наш Сергей Лазо и два его верных товарища были сожжены японской военщиной в паровозной топке» (из воспоминаний Александра Фадеева. К слову, Всеволод Сибирцев был старшим двоюродным братом А. Фадеева).
Так погибли Сергей Лазо, Алексей Луцкий и Всеволод Сибирцев.
Это были люди особой породы – революционеры, пламенные борцы, искренне убежденные в идеалах справедливости, в идеалах социализма. Их осознанным выбором была классовая борьба против всякого рода эксплуатации, унижения человека человеком.
Имена погибших героев увековечены в названиях населенных пунктов, железнодорожных станций, улиц, речных и морских судов, военных кораблей. О них написаны стихи, поэмы, повести, сняты художественные фильмы.
В 1972 году паровоз Ел-629, в топке которого были сожжены Лазо с товарищами, установлен как памятник на станции Уссурийск.
 
Использованные источники:
 
1.   Сергей Лазо: Воспоминания и документы / Сост.: Г.Е. Рейхберг, А.П. Шурыгин, А.С. Лазо. – 2-е изд. – М.: Политиздат, 1985. – 207 с., ил.
2.   Герой гражданской войны, борец за власть Советов Сергей Георгиевич Лазо [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://artyushenkooleg.ru/wp-oleg/archives/23165
3.   Гибель Лазо, Луцкого и Сибирцева [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://biography.wikireading.ru/272310
 
Подготовила М.Н. Сидоренко,
зав. отделом краеведения
Разработка и продвижение сайтов тел. 89244222337
Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика
МКУ ЦБС ГО ЗАТО Г. Фокино 2020г
Система Orphus
Назад к содержимому